Легенда об аконите

Легенда об Аконите

Не забыть мне цветов аконита,
И волнующий их синий цвет,
Словно звуков волшебных сюита,
И синеющий утром рассвет.

Аконит (лат. Ac;n;tum) – род многолетних травянистых ядовитых растений семейства Лютиковые (Ranunculaceae) с прямыми стеблями и с чередующимися дланевидными листьями. В народе существуют и другие названия этого растения: борец, борец-корень, волчий корень, волкобой, иссык-кульский корень, царь-зелье, царь-трава, черный корень, черное зелье, козья смерть, железный шлем, шлемник, каска, капюшон, лошадка, туфелька, лютик голубой, синеглазка, прострел-трава, прикрыш-трава. только люди просвещенные, в частности монахи, могли иметь дело с этим ядовитым растением. Огромное количество названий, приводимых Амирдовлатом Амасиаци на разных языках можно дополнить еще несколькими. А именно: “Уу-коргошун” и “агкарппи”.Так называют борец казахи, и в переводе это означает “ядовитый свинец”. Кроме того, аконит называют “иссык-кульским корешком”. Татьяна Демьяновна Попова, киевский доктор-гомеопат, упоминает также названия “каска”, “капюшон монаха”, на Западной Украине – “туйка”, народная интерпретация польского названия борца – туя полонинская, или тоядь (не путать с растением Туя западная – Tuja occidentalis). Названия “шлем-цветок” (Helmet-flower), “капюшон монаха” (Monkshood.), “синяя ракета” (В1ие rocket), а также тунг (Thung) – названия борца в англоязычных странах.
В отрогах Гималаев растет особый вид черного аконита. Местные жители говорят, что они выходят собирать его ночью. В темноте растение светится, и они отличают его этим путём от других видов аконита. Истинно, Жар-цвет растет в Гималаях! Аконит тут – символ знаний.
В средние века в Риме аконит использовали для отравления осужденных на смертную казнь преступников. Алкалоиды аконита в основном на центральную нервную систему, в больших дозах вызывают судороги и паралич дыхательного центра. В Древнем Риме из-за ярко окрашенных лепестков цветка его выращивали в садах. Однако римский император Траян в 117 году запретил выращивать это растение в саду, так как были частыми случаи подозрительных смертей от отравлений. Плутарх рассказывает об отравлении этим растением воинов Марка Антония. Воины, в пищу которых попадал аконит, теряли память и были заняты тем, что переворачивали каждый камень на своем пути, будто искали что-то очень важное, пока их не начинало рвать желчью. Существует предание, что знаменитый хан Тимур был отравлен именно ядом аконита – соком этого растения была пропитана его тюбетейка. В античные времена свойства аконита использовали в медицине, но в тоже время римский писатель и ученый Плиний Старший в своей работе «Естественной истории» предупреждал, что с ним надо быть весьма осторожным, и назвал его «растительным мышьяком». Авиценна считал аконит смертельно ядовитым, однако отмечал, что древние использовали его в мазях вместе с семенами розы от проказы. Но лучше всего руками это растение не трогать.
Интересно, что упоминание об аконите встречаем и в тибетском трактате “Чжуд-ши” (XII в), а средневековый армянский врач Амирдовлат Амасиаци (XV в) в своей книге “Ненужное для неучей”. В “Списке иносказаний и сокращений” к русскому переводу “Чжуд-ши” можно найти следующие эпитеты, адресованные борцу: “Великое лекарство”- борец ядовитый; “Главные из трав” – борец разнолистный и шлемник байкальский; “Один цветок” – цветок борца синего; “Три борца” – борец разнолистный, борец ликоктонум и борец люридум.
Не оставили без внимания эту траву и наши предки, правда, применение целебным качествам этого растения они находили специфическое. Вот что писал об этом в журнале «Русская старина» (1875) Мулов П.А.: «Борец – есть трава собою горяча… Листвие тое травы свежее и сухое прикладывают ко внутренним болячкам… И еще кого бьют на правеже с утра или весь день, той да емлет борец сушеный и парит в кислях щах добрых (щи – напиток), и тое нощи парит ноги битые тою травою и кислыми щами гораздо, и тако битое место станет легко, и тако творит по вся дни, доколе бьют на правеже, и ноги от того бою впредь будут целы». Знаменитый русский писатель П. И. Мельников-Печерский в романе «В лесах» отозвался об этом ядовитом растении как о средстве от сорока болезней. Поскольку аконит даже в незначительных дозах чрезвычайно ядовит, в современной медицине настойки на её основе применяются только наружно. Они являются эффективными обезболивающими средствами при радикулитах, невралгии, подагре и ревматизме. В медицинском справочнике Стедмана выделено несколько собирательных видов аконита, получивших свое название от региона произрастания, а также проводятся параллели между ними и фиксированными ботаническими видами:
1. Борец японский (синоним китайский) – ранее ассоциировался с А. Fisheri (Regel.), однако в настоящее время приравнивается к А. uncinatum, var. Faponicum (Regel.), а также А. volubile (Pallas).
2. Борец индийский (синоним непальский), упоминавшийся как “биш” (“бикх”) или “наби”, ассоциируется с А. Ferox и А. laciniatum. Кроме того, есть другой вид индийского борца, именуемый “мори”, приравниваемый к А. chasmanthum (Staph.) и А. spicatum.
3. Борец русский – A. orientale. Необходимо отметить, что русским в данном случае называют аконит, произрастающий в Крыму и Бессарабии (территория Молдовы). В то же время, наверное, нигде на Земле нет места, столь богатого на акониты, как Дальний Восток России.
Особенности аконита нашли широкое отражение в мифах и легендах древних народов. В древности аконит называли «мать – королева ядов».
1.Возможно, латинское название аконита намекает на греческий город Аконе, где эти растения встречались особенно часто. Аконит – растение ядовитое. Цветки Аконита своей формой напоминали его шлем. Аконит был знаком и древним германцам. В мифах ядовитый аконит часто связан с Волком – воплощением Мирового Зла. Не случайно германцы называли это растение «волчьим корнем».
2. Согласно мифу об аргонавтов, дочь царя Колхиды Ээта, ясноглазая Медея, была жрицей в храме Гекаты, богини волшебства и магии, и ученицей самой богини, которая научила её таким, например, достаточно сложным магическим приёмам, как укрощение огня, остановка движения реки, исцеление недугов, омоложение. Счастья девушке, правда, это не принесло. Она помогла Ясону, но тот, в конце концов, бросил её, решив жениться на молоденькой коринфской царевне. Медея, испросив день отсрочки, прислала сопернице расшитое платье, но не в знак примирения. Платье было пропитано ядом, и есть мнения, что этим ядом был сок аконита.
3. Есть и другая легенда про Медею: Колдунья Медея, обманом ставшая царицей и женой Эгея, решает отравить героя – сына Эгея – Тесея. С этой целью Медея на пиру посылает Тесею кубок, отравленный ядом. Есть мнение, что кубок был отравлен аконитом. При этом авторы ссылаются на Овидия.
4. В поздней греческой мифологии покровительницей отравителей считалась богиня Геката – в высшей степени загадочное и темное по происхождению существо. В раннем периоде Геката была богиней вполне добродетельной, покровительствующей охоте, рыбной ловле и морякам. Но с V века до нашей эры характер ее резко изменился. Геката стала богиней злого волшебства, недобрых заклинаний, ночных кошмаров и отравителей. Шекспир по этому поводу писал: «…тлетворный сок полночных трав, трикрат пронизанный проклятием Гекаты». В арсенале волшебных трав богини нередко упоминается и известный нам борец-аконит, получивший громкую, но печальную славу.
5.Древние скандинавы называли аконит «борцом». В одной из скандинавских саг это растение связано с Тором – сильнейшим из всех богов. Борцом же аконит называют на основании скандинавского сказания о последней борьбе бога Тора с ядовитым змеем. Все скандинавские боги и воскрешенные ими воины поднялись тогда на борьбу с темными силами, которые погасили солнце и звезды, разбудили вулканы, заставили закипеть реки и огнем охватили мир. В неравном поединке Тор побеждает мирового змея, но через девять шагов гибнет и сам от его ядовитых укусов. На месте гибели бога впоследствии и расцвел борец, как весть о том, что жизнь на земле продолжается.
6. В одной из старинных легенд говорится, что до первого греха люди огня не имели. Но после грехопадения отворились адские ворота, откуда на землю вырвалось пламя, чтобы пожарами причинять людям вред и смущать их огнеподобными появлениями бесов в воздухе. Кроме адского огня, был послан с неба и тот огонь, на котором сжигали приносимые Богу жертвы. В народе сохранилось поверье, что черный аконит («жар-цвет») исполняет все желания. Еще в начале XX в. можно было встретить в деревнях мужиков, выходящих из леса с венками из аконита.
7.Существует предание, по которому знаменитый хан Тимур был отравлен ядом аконита. Соком этого растения была пропитана тюбетейка завоевателя.
Существует мнение, что садовые формы теряют свои ядовитые свойства.
8.В Индии, например, некоторые культурные виды аконита даже употребляют в пищу, и, видимо, поэтому там родилось сказание об одной красавице, которая ела так много аконита, что сама сделалась ядовитой. К ней нельзя было не только прикасаться, но даже встречаться с ней взглядом, так как взгляд красавицы отравлял людям жизнь. Далее легенда гласит, что девушкой пользовались для умерщвления тех ненавистных чиновников, от которых хотели избавиться, но боялись сделать это явно. Очутившись в присутствии девушки, сановники эти умирали внезапно, а между тем, никаких следов преступления не оказывалось.
9.Сохранилось описание Плутарха об отравлении аконитом воинов Марка Антония. Воины, в пищу которых попал аконит, «теряли память и были заняты тем, что переворачивали каждый камень на своем пути, будто искали что-то очень важное…». От этого яда не знали противоядий, и поэтому был даже издан закон, запрещавший покупать яд аконита. Нарушение этого запрета каралось смертной казнью. Следовательно, относиться к этому растению нужно очень и очень осторожно.
10.Интересна неаполитанская легенда об аконите: молодая девушка была убеждена своим отцом в том, чтобы она натерла свое тело мазью, которую он приготовил, уверив ее, что этот любовный крем навечно привяжет к ней ее любовника. Она натерлась этой мазью (а в ней был аконит). Друг пришел к ней в эту ночь, и они оба погибли.

Слух услаждают здесь цикады,
Срывает шторы Див ночной.
Герои сказочной Эллады
Нам дарят миф очередной.

Умён, красив, стать – нет мощнее,
В него любая влюблена.
На службе он у Еврисфея,
Итог – бессмертие, цена.

В Тиринф Геракл с утра вернулся,
Плену мечтаний и тревог….
Но царь зовёт опять на службу,
Вновь подвиг новый ждёт его.

«Что ж подвиги твои мы видим,
Но послужи ещё, иди!
Ты Цербера, что есть в Аиде,
В цепях ко мне сам приведи!
Он там, у врат, что в мир подземный
Сидит, скучает на цепях.
Он – пёс о трёх главах яремных*,
Глава драконья в трёх хвостах.
Вокруг его огромной шеи
Клубком клубятся, без прикрас…
Там змеи, змеи, змеи, змеи,
Не посрами, Геракл, нас!»

Герой в ответ лишь поклонился,
И в путь спешит, день мрачноват.
Вот пропасть Тэнера, спустился
Он в царство мёртвых, прям у врат.

И видит: «Боги, где морали?!»
Два друга приросли к скале.
Сурово видно наказали,
Их за попытку красть во мгле
Жену Аида – Персофону.
Теперь у самых врат стеной,
Взращенные, как зло бубонов**,
Тесей – герой и Перефой.

Геракл, схватив Тесея руку,
Освободил его от зла.
Но дрогнула земля от звука,
Скала другого не дала.

Герой от грохота смутился,
Трясло вокруг, Аид был зол.
Геракл с потерею смирился,
И в царство мёртвых сам вошёл.

Гермес стоит, а с ним Афина,
Они давно Геракла ждут.
Проводники в тот мир Аида,
Героя нашего ведут.

Здесь тёмный свет, и тот притушен,
Огонь на стенах, ночь всегда.
Бежали прочь всех мёртвых души,
Осталась только тень одна…

Он был одним из аргонавтов,
Зовут героя МелеАгр.
С Гераклом в дружбе был, представьте,
По жизни парень был смельчак.

«Привет, герой! Опять на службе.
Ты не забудь, прошу, сестру!
И в память нашей прежней дружбы
Возьми женой ДеянирУ».

Сказал и тенью закружился,
Вдаваясь в стены глубоко.
Геракл, молча, поклонился,
И тень скользнула от него.

Вот тварь пугает громким взмахом,
Взгляд её дерзок, даже нагл.
По лестнице не зная страха,
Спускался ниже вглубь Геракл.

Вот тень медузы той Горгоны,
Увидишь – враз в небытии.
Шипят, грозят, пугают стоном,
Клубятся мерзкие змеИ.

Не робок он – другого теста,
На службе он сейчас ночной.
А вот и трон – Аид, сын Зевса,
С восторгом встречен был герой.

Аид был грозен, власть в фигуре.
В колчане стрелы всем грозят.
Лук за спиной на львиной шкуре,
Пронзительный и жёсткий взгляд.

«Зачем, Геракл ко мне спустился,
Что в моём царстве потерял?»
На что герой наш не смутился:
«За Цербером меня послал.
Царь Эврисфей, а это служба!
Дозволь меня зверя увести,
Наверх поднять, исполнить нужно,
Тем честь свою, пред ним спасти!»

«Что ж хорошо, но есть условье,
Его легонько придушить
Руками только в изголовье,
Чтоб Пёс был жив, мог дальше жить!»

Мурашки, вздрогнуло сердечко,
Геракл ищет горизонт…
И видит Цербера пред речкой,
Подземной, мутной Ахеронт…

Они сцепились. Свет и тьма,
Все перемешано в Аиде,
И вот драконья голова
Придушена, но взгляд ехиден.

Клубок катился, в нём Геракл,
Не раз макнулись в тёмной речке.
От брызг и пены ввысь волна,
На стенах новые насечки.

Тут Пёс отчаянно завыл,
Вой жуткий, словно с бурей споря…
Рванулся из последних сил,
И сам упал к ногам героя.

Испытывал Геракл прилив,
Тех чувств, что дали эти сцены.
Сам, цепь на шее закрепив,
Пса с царства мрака ввёл в Микены.

К дневному свету не привык,
Покрылся потом Пёс ведомый.
Раздался рык и злобный крик,
И громкий лай был трёхголовым.

Вдруг разом пена полилась,
Из трёх голов поток – экзема.
В луга зелёные вплелась,
И влагой мерзкой въелась в землю.

А там, куда влилась слюна,
Там с ядом этим, словно демон.
Взошла, поверьте не трава,
Цветы похожие на шлемы.

На скалах те цветы растут,
Живучие, как часть дракона.
Все АКОНИТ его зовут,
В честь города того Акони.

Сжав руки-листья во греху,
Для многих служит он могилкой.
Горят фонарики вверху,
И яд сочится по прожилкам.

Руками – листья в растопырь,
Стоит как воин пред сраженьем.
Запомни АКОНИТ – упырь,
Хоть манит всех на загляденье…

Ввёл Цербера Геракл: «Эгей,
Исполнил службу! Благодарствуй!»
От страха скован Эврисфей:
«Верни назад, в Аид, в то царство»

Испуган царь – тот Пёс страшит:
«Не ведал, как ужасен, право?!»
И Пса назад вернул в Аид,
Геракл не мудрствуя лукаво.

*) яремный – перен. несущий на себе непосильное бремя, находящийся под давлением, испытывающий гнёт
**) Бубон – увеличение лимфатических узлов

Vortex Flowers

Цветы из ткани, фоамирана (броши, заколки). Технология изготовления цветов из ткани, фото мастер-классы, выкройки (схемы) цветов из ткани, статьи по цветоделию.

Борец или Аконит. Легенды о растении

Борец (аконит) — ядовитое растение из семейства Лютиковые.

Борец или Аконит

Уж не в таких ли боевых шлемах степные дозоры встречали непрошеных гостей?
И может, там, где колышутся ныне фиолетовые цветы джунгарского борца, раньше происходили отчаянные битвы.
Один за другим падали в траву пораженные насмерть защитники, глухо ударяясь о землю, откатывались в сторону металлические шлемы.
Шли годы. Шлемы, пораженные ржавчиной, истлевали, а на месте их падения поднялись шлемики джунгарского борца. Кажется, что они смотрят на обновленный мир изумленными глазами, смотрят, покачивая фиолетовыми головками, и тихо-тихо поют гимн усопшим.

Читайте также:  Внимание: черная ножка!

В Англии за схожесть цветов не только со шлемом, но и с капюшоном окрестили их «капюшоном монаха» . А ботаники называют борец аконитом, от древнегреческого города Аконе, возле которого в изобилии это растение произрастало.
Аконитов-борцов около трехсот видов, из которых семьдесят растет на территории бывшего СССР . В степи встречается аконит желтый, в тайге — с синими и фиолетовыми цветами, в горах, где бывает много снега и почва не промерзает, аконит достигает иногда двух- и трехметрового роста. В его зарослях всегда темно и сыро.

1
2
3

Садоводы давно оценили аконит за красоту, а древние гималайские охотники — за ядовитость клубней. Яд аконита заменяет яд кураре. Перед охотой пропитывали соком клубней наконечники копий и стрел. Пораженные такими копьями животные мгновенно замирали от паралича.
Ядовита и надземная часть растения, и даже запах цветов. Большой букет аконита в комнате ставить опасно.
В Казахстане и в Киргизии это растение именуют « иссыккульским корнем” , или «угорга-сын» , что в переводе означает « ядовитый свинец » или « яд-пуля ».
С незапамятных времен знали о ядовитых свойствах аконита. В Древней Греции и в Китае из него получали яд для стрел, а в Тибете растение до сих пор считается «королем медицины», алкалоид его широко применяется в самых различных лечебных целях. Яд аконита служит залогом сохранности растения: травоядные его обходят . Однако звери не прочь им и подлечиться. Г. Успенский в книге «По заповедным дебрям» рассказывает, что «многие звери едят ядовитые травы как лекарство против глистов» .
Очень любят аконит грызуны, похожие на сусликов, которых зовут пищухами сеноставками. Пищухи заготавливают аконитовые стебли, сгребают их в снопики и сушат. Установлено, что высушенный аконит теряет свою ядовитость, и потому его стали выкашивать на сено. И там, где производятся заготовки аконита, плантации его вымирают . Исчезают они и при уплотнении почвы, около дорог и туристских тропинок.
По преданию, аконит вырос из слюны пса Цербера. Геракл, чтобы заслужить бессмертие, должен был совершить двенадцать подвигов : одиннадцатый состоял в том, чтобы привести на землю пса Цербера — страшное трехглавое чудовище, покрытое змеями. Цербер был стражем ада. Геракл спустился туда через вход, находившийся в земле неподалеку от мыса Генар в Лаконии. Владыка преисподней Аид разрешил ему увести Цербера, если только Геракл сумеет одолеть пса, не применяя оружия. И хотя Цербер обвил змеехвост вокруг ног Геракла, а голова дракона впилась ему зубами в тело, Геракл победил пса и привел на землю.
От дневного света Цербер пришел в ужас. Ядовитая слюна потекла из всех его трех пастей, и там, где она падала, вырастал ядовитый цветок аконит.

4
5
6

Борцом же аконит называют на основании скандинавского сказания о последней борьбе бога Тора с ядовитым змеем «царь-зелье».
Все скандинавские боги и воскрешенные ими воины поднялись тогда на борьбу с темными силами, которые погасили солнце и звезды, разбудили вулканы, заставили закипеть реки и огнем охватили мир. В неравном поединке Тор побеждает мирового змея , но через девять шагов гибнет и сам от его ядовитых укусов. На месте гибели бога впоследствии и расцвел борец, как весть о том, что жизнь на земле продолжается.

7

Существует мнение, что садовые формы теряют свои ядовитые свойства. В Индии, например, некоторые культурные виды аконита даже употребляют в пищу, и, видимо, поэтому там родилось сказание об одной индусской красавице, которая так много ела аконита, что сама сделалась ядовитой.
К ней нельзя было не только прикасаться, но и даже встречаться взглядом, так как взгляд красавицы отравлял людям жизнь.
В поздней греческой мифологии покровительницей отравителей считалась богиня Геката — в высшей степени загадочное и темное существо по происхождению. В раннем периоде Геката была богиней вполне добродетельной, покровительствующей охоте, рыбной ловле и морякам. Но с пятого века до нашей эры характер ее резко изменился, Геката стала богиней злого волшебства, недобрых заклинаний, ночных кошмаров и отравителей. Шекспир по этому поводу писал:
«. тлетворный сок полночных трав, трикраты пронизанный проклятием Гекаты».

В арсенале волшебныx трав богини нередко упоминается и известный нам борец-аконит, получивший громкую, но печальную славу.
Эти стройныe растения с рассеченными темно-зелеными листьями несут на верхушке стебля красивую кисть темно-синих или фиолетовых цветов. Строение же цветка одновременно напоминает и шлем с опущенным забралом, и. изящную дамскую туфельку, отчего имеет еще названия шлемник и зозулины черевички.

8
9
10

Очень красиво смотрится аконит в черноземном подстепье , где фиолетовая окраска крайне редка в травостое.
Выдающийся отечественный исследователь п. С. Массагетов в книге «Заветные травы» писал: «У этого растения надменный вид, оно будто снисходительно разрешает соседним травам служить для себя фоном». Однако не спешите поддаться его очарованию. Все растение ядовито. Ядовит даже мед, содержащий его пыльцу. И именно это свойство растения отражено в многочисленных его названиях. Так, латинское происходит от греческих слов «убийство» и «дротик», а народные названия, такие, как «волчья смерть», «царь-зелье», «трава-мучитель», говорят сами за себя.

11
12
13
14

Существует предание, по которому знаменитый хан Тимур был отравлен ядом аконита. Соком этого растения была пропитана тюбетейка завоевателя.
Сохранилось описание Плутарха об отравлении аконитом воинов Марка Антония. Воины, в пищу которых попал аконит, «теряли память и были заняты тем, что переворачивали каждый камень на своем пути, будто искали что-то очень важное. ».
Следовательно, относиться к этому растению нужно очень и очень осторожно.

Согласно поэме Овидия соком аконита Медея хотела отравить Тесея. Древние скандинавы называли аконит «борцом». В одной из скандинавских саг это растение связано с Тором – сильнейшим из всех богов.
Цветки аконита своей формой напоминали его шлем. Аконит был знаком и древним германцам. В мифах ядовитый аконит часто связан с Волком – воплощением Мирового Зла. Не случайно германцы называли это растение «волчьим корнем». У славянских народов аконит получил название «царь-трава»; только люди просвещенные, в частности монахи, могли иметь дело с этим ядовитым растением.

15
16
17
18
19

Стихи о борце:

20
21

Легенда об аконите

812 572-79-77 – запись на прием
921 795-02-95 – справки

Аконит. Легенды и факты.

Тот факт, что подавляющее большинство растений, используемых людьми в лечении различных недугов, было известно с глубочайшей древности, сейчас не вызывает ни у кого и тени сомнения. Подтверждением тому – памятники медицинской литературы, описывающих лекарственные растения и способы их применения.

Однако похвастать своим отображением в мифах и легендах – самом древнем способе изложения народных знаний – может далеко не каждое растение. Аконит находится среди таких привилегированных счастливцев.

Древние греки, а также позднее Плиний и Теофраст, считали, что аконит получил свое имя от названия городка Акон. Как гласит легенда, неподалеку от этого городка находился вход в Подземное Царство Аида, Царство Мертвых.

Стражем у врат был поставлен трехголовый пес Цербер (в другой транскрипции Кербер). Геракл, совершая свой одиннадцатый подвиг, вытащил Цербера на Свет Божий. И когда свирепый пес впервые увидел солнце, у него от ужаса потекла из всех трех пастей ядовитая слюна. Капли слюны, падая, касались земли и превращались в прекрасный цветок, названный аконитом. Таким образом, борец унаследовал от слюны Цербера потрясающую ядовитость, а от близлежащего местечка – название.

В изложении Н.А. Куна этот эпизод приобретает замечательную художественную форму:

Могучий Геракл все сильней и сильней сдавливал ему (псу) шею. Наконец, полузадушенный пес Аида упал к ногам героя. Геракл укротил его и повел из царства мрака в Микены. Испугался дневного света Кербер; весь покрылся он холодным потом, ядовитая пена капала из трех его пастей на землю; всюду, куда капнула хоть капля пены, вырастали ядовитые травы.

Чаще всего в книгах, посвященных борцу можно найти отрывок из “Метаморфоз” римского поэта Овидия.

. Вывел. А тот, разъярясь, возбуждаемый бешеной злобой,

Громким лаем тройным одновременно воздух наполнил

И по зеленым лугам разбросал белесую пену.

Пена пустила ростки, говорят, и, влагу впивая

Из плодоносной земли, получила зловредную силу.

Этот живучий цветок, растущий на твердых утесах,

Жители сел аконитом зовут.

И если, читая эти сроки, можно лишь насладиться красотой слога великого римлянина, то другая часто употребляемая ссылка на Овидия вызывает сомнения.

Речь идет об эпизоде, в котором колдунья Медея, обманом ставшая царицей и женой Эгея, для того, чтобы удержать трон в своих руках, решает отравить героя Тесея – сына царя Эгея. С этой целью Медея на пиру посылает Тесею кубок, отравленный ядом. В публикациях мы находим мнение, что кубок был отравлен аконитом, при этом авторы ссылаются на Овидия.

Если допустить, что данный факт и в самом деле имел место, то использование аконита в качестве яда вполне вероятно. Если же обратиться к хронологии событий, излагаемых в мифах, то данный факт полностью исключается: появление аконита из слюны Цербера произошло гораздо позднее, чем террористический акт Медеи против Тесея.

Считают также, что ядовитой слюну сделала богиня смерти и повелительница Царства Мертвых Геката, которая и приказала Церберу охранять вход во владения Аида. Поэтому богиня Геката покровительствует акониту.

В этой связи необходимо заметить, что известный гомеопат Фаррингтон выдвигает другую теорию происхождения названия борца. Он считает, что слово “аконит” в переводе с греческого означает “без пыли” или “беспыльный”, отражая тем самым особенность произрастания некоторых видов борцов на склонах гор, где постоянные ветра не дают задерживаться пыли.

Другая легенда, в которой фигурирует борец, принадлежит другому народу – германцам. Они считали, что бог Тор в своей борьбе с волком использовал аконит. Есть предположение, что отсюда пошло русское название аконита – борец (или бориц). Этот же факт вероятнее всего послужил причиной латинского названия одного из видов борца – Aconitum lycoctonum. Такого же мнения придерживался Диоскорид.

Интересно, что упоминание об этом виде аконита мы встречаем в тибетском трактате “Чжуд-ши” (XII в), а средневековый армянский врач Амирдовлат Амасиаци (XV в) в своей книге “Ненужное для неучей” даже приводит следующие наблюдения:

§818. Ханиг эл намр – “барсодушитель”, дороникум ядовитый. . Бога ради, не пей его сока, он ядовит! Если листья его растолочь с салом, смешать с хлебом и дать съесть лисице или собаке, или барсу, или волку, или свинье, то они в тот же миг подохнут.

. Это растение, которое именуют “волкодушителем”. А если съедят его домашние животные или дикие звери, свинья или волк, то оно задушит их и быстро убьет, И говорят, что оно происходит из рода волчеягодника. А некоторые говорят, что это морской лук или морозник. Но это неверно. Ромеи называют его агунитин. И армяне называют его унии хот.

§ 819. зэп – “волкодушитель”, аконит.

Он называется также гатели зэп, т.е. “убивающий волка”. Он похож по действию на “барсодушитель”. Подобно ядовитому доронику он быстро убивает волка. И достоверно, что это “черный морозник”. Если его растолочь, посыпать на сырое мясо и дать съесть волку, то он сразу подохнет.

Мы видим, что у Амасиаци не упоминается поединок Тора с волком. А название “волкодушитель”, “волкобойник” пошло от хищника, на котором был испытан яд. Однако, учитывая мифы германцев, нельзя пренебрегать предположением, что “подопытным животным” волк был выбран не случайно.

Еще несколько интересных наблюдений Амирдовлата Амасиаци, не касающихся непосредственно взаимоотношений человека с борцом:

§ 2487. Пэш мушиай – аконит репообразный (А. napellus, прим. А.А.). Он растет рядом с другими видами аконита. А с каким бы деревом не рос рядом аконит, это дерево перестает плодоносить. Его называют пэш муш, ибо есть животное по имени пэш муш, похожее на мышь, которое живет у корней этого растения”.

§ 2486. Пэш – аконит.

. Есть птица, которую тюрки зовут плтрчин, т.е. перепелкой, которая всегда, ест аконит, и по той причине тюрки именуют это растение плтрчин авти. И мышь так же ест это растение.

Интересно, что Амасиаци пишет: “. ромеи называют его агунитин”. Иными словами, нынешнее видовое название борец ведет именно из Южной Европы. Впрочем, это не означает, что с этим регионом связаны наиболее старые традиции медицинского использования борца. Лечение борцом тяготеет к Азии, и это станет понятно в ходе дальнейшего повествования.

Мной уже был упомянут тибетский трактат “Чжуд-ши”, датируемый XII веком, авторство которого, по восточным традициям, приписывается Будде Шакьямуни, то есть божеству. Впрочем, существует и реальный автор – Ютог Йондан – гонпо. Оно принадлежит выдающемуся врачу Тибета, впервые положившему слова Тайного Устного Наставления на бумагу.

В “Чжуд-ши” упоминается несколько отдельных видов и собирательных образов аконита, а именно:

1. bong-nga dkar-po, борец разнолистный, Aconitum heterophyllum, используемые части – корни и трава. Это самый упоминаемый вид не только среди борцов, но и среди всех прочих растений, вошедших в “Чжуд-ши”. Борец не ядовит и относится к секции Anthora.

Эта секция очень своеобразна и интересна. Особенность борцов (представитель Aconitum anthora), принадлежащих к этой секции, заключается в их высокой антитоксической активности, позволяющей использовать их как противоядие при отравлении борцом ядовитым. Это связано с тем, что все части этих борцов содержат минимум аконитинов (ядовитые алкалоиды) и максимум безвредного анторина, являющегося естественным антагонистом аконитинов.

2. bong-nga dmar, борец (красный), Aconitum Lycoctonum, используемая часть – корни. Это тот самый борец – “волкодушитель”, о котором писал Амирдовлат Амасиаци, и упоминалось в легенде о боге Торе. По сути дела, это целая секция, называемая Lycoctonum и включающая в себя несколько видов и родов борца.

3. bong-nga ser борец (желтый), Aconitum luridum, используемые части – корни. Борец желтый — представитель секции Anthora. Упоминается в “Чжуд-ши” дважды. Позднее борец желтый будет рассмотрен также в связи с именем Амасиаци.

4. bong-nga sngon-po, борец (синий), Aconitum spp. Уже из цветовой принадлежности понятно, что это собирательный вид, объединяющий все синецветковые борцы, относящиеся к секциям Lycoctonum, Napellus и Catenatae.

5. bi-sha nag-po, борец (черный, ядовитый), Aconitum spp. Опять-таки собирательный вид, по всей вероятности, включающий в себя только ядовитые секции, то есть Napellus и Catenatae. Причем, представители этих секций различаются лишь числом корнеклубней, и, по предложению В. Ворошилова, объединены в одну секцию – Napellus.

Есть определенные основания предполагать, что bi-sha, кроме собирательного смысла, несет в себе информацию о конкретном растении – борце диком, Aconitum ferox. Этот борец, многократно превосходящий ядовитостью своих сородичей, произрастает исключительно в высокогорьях Гималаев, в субальпийской зоне, на высоте 3500 – 4000 метров над уровнем моря. Географические особенности произрастания А. ferox как раз и позволяют его идентифицировать с bi-sha, так как Гималаи примыкают вплотную к Тибету, отделяя его от Индо-Гангской равнины.

Читайте также:  Кларкия махровая

Такую точку зрения подтверждает тот факт, что в Индии А. Ferox, которым в старину отравляли боевые стрелы и копья, и сейчас называют “биш” или “бикх”, а также “наби”.

Кроме того, в состав одного из сильнейших лекарств японской народной медицины, известного под названием “Како-буши-мацу”, входит растение “буши”. Не правда ли, очень созвучно: буши – биша – биш? Действительно, в результате проведенных недавно исследований японские ученые доказали, что обезболивающий и противовоспалительный эффект “како-буши-мацу” связан со специфическим действием алкалоидов аконитиновой группы: аконитина, мезаконитина и гипаконитина (44).

Каких-либо мифов или легенд в “Чжуд-ши” не приводится, так как трактат преследовал сугубо медицинские цели. Однако в “Списке иносказаний и сокращений” к русскому переводу “Чжуд-ши” можно найти следующие эпитеты, адресованные борцу:

“Великое лекарство”- борец ядовитый;

“Главные из трав” – борец разнолистный и шлемник байкальский;

“Один цветок” – цветок борца синего;

“Три борца” – борец разнолистный, борец ликоктонум и борец люридум.

Один только тот факт, что аконит попал в иносказания и сокращения говорит о широте и частоте его использования средневековыми врачами Востока. А почетное имя “Великое лекарство” говорит само за себя и очень созвучно старому русскому народному названию борца – Царь-зелье:

Теперь хочется вернуться к третьему из аконитов, упомянутых в “Чжуд-ши” – борцу желтому, bong-nga ser. Вопрос, почему Aconitum luridum в трактате именуется “желтым”, отпадает сам собой, стоит лишь взглянуть на этот цветок – у него желтые лепестки. Как уже упоминалось, белый или желтый цвет лепестков относит борец к секции Anthora, реже Lycoctonum. Вот что пишет о нем Амирдовлат Амасиаци:

“. есть растение, которое на тюркском языке называется “пеганпар чичаки”. Оно растет в горах, а также в долинах. Его цветок белый и мелкий, а листья также мелкие и многочисленные. А корень его черный-пречерный, похожий на корень сыти, но крупнее его. Он густо покрыт тонкими волосками и внутри красноватый, а снаружи имеет плотную и черную кору. Он бывает как крупнее, так и мельче корня сыти. И учителя медицины называют это растение “анталайи савтай”. О нем написано на “Айб”. И говорят, что это чатвари анталиси. Оно оказывает то же действие, что и зедоарий. Оно растет в стране ромеев, в Македонии, в окрестностях Константинополя и по берегам Черного моря”.

Как видно из цитаты, Амасиаци уподобляет действие желтого борца действию зедоария, который в свою очередь имеет весьма широкий спектр показаний в основном детоксического характера.

Огромное количество названий, приводимых Амирдовлатом Амасиаци на разных языках можно дополнить еще несколькими. А именно: “Уу-коргошун” и “агкарппи”. Так называют борец казахи, и в переводе это означает “ядовитый свинец”. Кроме того, аконит называют “иссык-кульским корешком”.

Татьяна Демьяновна Попова, киевский доктор-гомеопат, упоминает также названия “каска”, “капюшон монаха”, на Западной Украине – “туйка”, народная интерпретация польского названия борца – туя полонинская, или тоядь (не путать с растением Туя западная – Tuja occidentalis).

Названия “шлем-цветок” (Helmet-flower), “капюшон монаха” (Monkshood.), “синяя ракета” (В1ие rocket), а также тунг (Thung) – названия борца в англоязычных странах.

В медицинском справочнике Стедмана выделено несколько собирательных видов аконита, получивших свое название от региона произрастания, а также проводятся параллели между ними и фиксированными ботаническими видами:

1. Борец японский (синоним китайский) – ранее ассоциировался с А. Fisheri (Regel.), однако в настоящее время приравнивается к А. uncinatum, var. Faponicum (Regel.), а также А. volubile (Pallas).

2. Борец индийский (синоним непальский), упоминавшийся как “биш” (“бикх”) или “наби”, ассоциируется с А. Ferox и А. laciniatum. Кроме того, есть другой вид индийского борца, именуемый “мори”, приравниваемый к А. chasmanthum (Staph.) и А. spicatum.

3. Борец русский – A. orientale. Необходимо отметить, что русским в данном случае называют аконит, произрастающий в Крыму и Бессарабии (территория Молдовы). В то же время, наверное, нигде на Земле нет места, столь богатого на акониты, как Дальний Восток России.

В завершении главы – несколько коротких исторических фактов, свидетельствующих о сильнейшей ядовитости аконита.

Одно только обладание корнем борца в некоторых странах по закону каралось смертью.

Сок растения многими народностями использовался для приготовления отравленных стрел. Это не удивительно, потому что алкалоиды аконита по своему действию напоминают яд кураре, используемый индейскими племенами Южной Америки с той же целью.

Греки использовали сок аконита для приведения в исполнение смертных приговоров, как и сок цикуты и болиголова, которыми был отравлен Сократ. У ионийцев, населявших остров Хиос (Греческий архипелаг), существовал обычай, согласно которому старые и немощные граждане, не имевшие сил приносить пользу государству, должны были принять яд, в состав которого входил аконит.

Легенды о растениях

Легенды о растениях

Предлагаемая информация – первая и единственная обобщающая работа по описанию легенд, сказаний, мифов и преданий о растениях, которые окружают человека с момента сотворения мира. Многие предания передавались от поколения к поколению. Таким образом, возникали мифы, предания, сказки…

Свежие записи

Недавние комментарии

Старинные легенды и предания о растениях

Метки

Свежие записи

Недавние комментарии

Акони́т

Акони́т (лат. Acónítum) — род многолетних травянистых ядовитых растений семейства Лютиковые (Ranunculaceae) с прямыми стеблями и с чередующимися дланевидными листьями<23>.

Возможно, латинское название Аконита намекает на греческий город Аконе, где эти растения встречались особенно часто. Кроме того, вблизи города находилась пещера, ведущая, по представлению греков, в ад. С этим связан древнегреческий миф, описывающий одиннадцатый подвиг Геракла. Однажды царь Еврисфей приказал Гераклу спуститься в Аид (ад) и укротить страшного трехглавого пса Цербера (Кербера). Вход в царство мертвых находился недалеко от города Аконе. Геракл спустился в преисподнюю и направился к богу смерти Аиду. Тот позволил Гераклу забрать с собой Цербера с условием, что герой укротит ужасного трехглавого пса без стрел и копья. И хотя Цербер обвил змеехвост вокруг ног Геракла, а голова дракона впилась ему зубами в тело, герой победил пса. Ему удалось побороть чудовище и вытащить его из царства мертвых на свет. От ужаса Цербер заскулил, из его пастей потекла ядовитая слюна. Там, где она падала на землю, вырастали смертоносные акониты.

Цветки Аконита своей формой напоминали его шлем. Аконит был знаком и древним германцам. В мифах ядовитый аконит часто связан с Волком — воплощением Мирового Зла. Не случайно германцы называли это растение «волчьим корнем».

У славянских народов аконит получил название «царь-трава»; только люди просвещенные, в частности монахи, могли иметь дело с этим ядовитым растением.

Согласно мифу о аргонавтов, дочь царя Колхиды Ээта, ясноглазая Медея, была жрицей в храме Гекаты, богини волшебства и магии, и ученицей самой богини, которая научила её таким, например, достаточно сложным магическим приёмам, как укрощение огня, остановка движения реки, исцеление недугов, омоложение. Счастья девушке, правда, это не принесло. Она помогла Ясону, но тот, в конце концов, бросил её, решив жениться на молоденькой коринфской царевне. Медея, испросив день отсрочки, прислала сопернице расшитое платье, но не в знак примирения. Платье было пропитано ядом, и есть мнения, что этим ядом был сок аконита.<9>

Есть и другая легенда про Медею: Колдунья Медея, обманом ставшая царицей и женой Эгея, решает отравить героя — сына Эгея — Тесея. С этой целью Медея на пиру посылает Тесею кубок, отравленный ядом. Есть мнение, что кубок был отравлен аконитом. При этом авторы ссылаются на Овидия.

В поздней греческой мифологии покровительницей отравителей считалась богиня Геката — в высшей степени загадочное и темное по происхождению существо. В раннем периоде Геката была богиней вполне добродетельной, покровительствующей охоте, рыбной ловле и морякам. Но с V века до нашей эры характер ее резко изменился. Геката стала богиней злого волшебства, недобрых заклинаний, ночных кошмаров и отравителей. Шекспир по этому поводу писал: «…тлетворный сок полночных трав, трикрат пронизанный проклятием Гекаты». В арсенале волшебных трав богини нередко упоминается и известный нам борец-аконит, получивший громкую, но печальную славу.

Древние скандинавы называли аконит «борцом». В одной из скандинавских саг это растение связано с Тором — сильнейшим из всех богов. Борцом же аконит называют на основании скандинавского сказания о последней борьбе бога Тора с ядовитым змеем. Все скандинавские боги и воскрешенные ими воины поднялись тогда на борьбу с темными силами, которые погасили солнце и звезды, разбудили вулканы, заставили закипеть реки и огнем охватили мир. В неравном поединке Тор побеждает мирового змея, но через девять шагов гибнет и сам от его ядовитых укусов. На месте гибели бога впоследствии и расцвел борец, как весть о том, что жизнь на земле продолжается.

В одной из старинных легенд говорится, что до первого греха люди огня не имели. Но после грехопадения отворились адские ворота, откуда на землю вырвалось пламя, чтобы пожарами причинять людям вред и смущать их огнеподобными появлениями бесов в воздухе. Кроме адского огня, был послан с неба и тот огонь, на котором сжигали приносимые Богу жертвы. В народе сохранилось поверье, что черный аконит («жар-цвет») исполняет все желания. Еще в начале XX в. можно было встретить в деревнях мужиков, выходящих из леса с венками из аконита.

Существует предание, по которому знаменитый хан Тимур[1] был отравлен ядом аконита. Соком этого растения была пропитана тюбетейка завоевателя.

Существует мнение, что садовые формы теряют свои ядовитые свойства. В Индии, например, некоторые культурные виды аконита даже употребляют в пищу, и, видимо, поэтому там родилось сказание об одной красавице, которая ела так много аконита, что сама сделалась ядовитой. К ней нельзя было не только прикасаться, но даже встречаться с ней взглядом, так как взгляд красавицы отравлял людям жизнь. Далее легенда гласит, что девушкой пользовались для умерщвления тех ненавистных чиновников, от которых хотели избавиться, но боялись сделать это явно. Очутившись в присутствии девушки, сановники эти умирали внезапно, а между тем, никаких следов преступления не оказывалось.

Сохранилось описание Плутарха об отравлении аконитом воинов Марка Антония. Воины, в пищу которых попал аконит, «теряли память и были заняты тем, что переворачивали каждый камень на своем пути, будто искали что-то очень важное…». От этого яда не знали противоядий, и поэтому был даже издан закон, запрещавший покупать яд аконита. Нарушение этого запрета каралось смертной казнью. Следовательно, относиться к этому растению нужно очень и очень осторожно.

Не оставили без внимания эту траву и наши предки, правда, применение целебным качествам этого растения они находили специфическое. Вот что писал об этом в журнале «Русская старина» (1875) Мулов П.А.: «Борец — есть трава собою горяча… Листвие тое травы свежее и сухое прикладывают ко внутренним болячкам… И еще кого бьют на правеже с утра или весь день, той да емлет борец сушеный и парит в кислях щах добрых (щи — напиток), и тое нощи парит ноги битые тою травою и кислыми щами гораздо, и тако битое место станет легко, и тако творит по вся дни, доколе бьют на правеже[2], и ноги от того бою впредь будут целы».

Интересна неаполитанская легенда об аконите: молодая девушка была убеждена своим отцом в том, чтобы она натерла свое тело мазью, которую он приготовил, уверив ее, что этот любовный крем навечно привяжет к ней ее любовника. Она натерлась этой мазью (а в ней был аконит). Друг пришел к ней в эту ночь, и они оба погибли.

Авиценна считал аконит смертельно ядовитым, однако отмечал, что древние использовали его в мазях вместе с семенами розы от проказы. Но лучше всего руками это растение не трогать.

[1] Тимур (тат. Тимер хан ) — хан Золотой Орды (1410—1412).

[2] Правеж — это зверское наказание, битье палками должников и недоимщиков. Оно широко применялось особенно во второй половине XVIII столетия

Легенда об аконите

Легенды и мифы об Аконите

♦ В народе существуют и другие названия этого растения:

борец, борец-корень, волчий корень, волкобой, иссык-кульский корень, царь-зелье, царь-трава, черный корень, черное зелье, козья смерть, железный шлем, шлемник, каска, капюшон, лошадка, туфелька, лютик голубой, синеглазка, прострел-трава, прикрыш-трава.

♦ Возможно, латинское название аконита намекает на греческий город Аконе, где эти растения встречались особенно часто. Аконит – растение ядовитое.

♦ В индийской мифологии бытует легенда о девушке-красавице, которая приучила себя потреблять только корни аконита и постепенно так пропиталась ядом, что до нее нельзя было дотронуться, да и любоваться ее внешностью было смертельно опасно.

♦ С этим связан древнегреческий миф, описывающий одиннадцатый подвиг Геракла. Однажды царь Еврисфей приказал Гераклу спуститься в Аид и укротить страшного трехглавого пса Цербера (Кербера). Вход в царство мертвых находился недалеко от города Аконе. Геракл спустился в преисподнюю и направился к богу смерти Аиду. Тот позволил Гераклу забрать с собой Цербера с условием, что герой укротит ужасного трехглавого пса без стрел и копья. Герою удаюсь побороть чудовище и вытащить его из царства мертвых на свет. От ужаса Цербер заскулил, из его пастей потекла ядовитая слюна. Там, где она падала на землю, вырастали смертоносные акониты.

♦ Согласно поэме Овидия соком аконита Медея хотела отравить Тесея.

♦ Древние скандинавы называли аконит «борцом». В одной из скандинавских саг это растение связано с Тором – сильнейшим из всех богов. Тор сражался с ядовитым змеем, победил его, но потом сам умер от укусов чудовища и на месте его гибели вырос борец.

♦ «Шлемником» растение называли в Риме из-за сходства листочков чашечки с римским шлемом.

♦ В соннике: увидеть во сне болиголов, белену, аконит и другие ядовитые растения предвещает опасности, исходящие из Вашего окружения.

♦ Аконит был знаком и древним германцам.
В мифах ядовитый аконит часто связан с Волком – воплощением Мирового Зла. Не случайно германцы называли это растение «волчьим корнем» .

♦ У славянских народов аконит получил название «царь-трава»; только люди просвещенные, в частности монахи, могли иметь дело с этим ядовитым растением.

♦ В греко-римской культуре символизирует преступление, словесный яд и холодность. Растение было посвящено Сатурну и вырастало обычно в том месте, где падала слюна Цербера. Ведьмин цветок (аконит считается символом Гекаты, которая в греческой мифологии является правительницей преисподней и покровительницей ведьм и колдуний, и по воле которой аконит возник из пасти Цербера – трехглавого пса, охраняющего вход в Царство теней).

♦ В отрогах Гималаев растет особый вид черного аконита. Местные жители говорят, что они выходят собирать его ночью. В темноте растение светится, и они отличают его этим путём от других видов аконита. Истинно, Жар-цвет растет в Гималаях! Аконит тут – символ знаний.

Читайте также:  Если сирень не цветет

♦ В древности аконит использовали для приготовления ядов.

В Непале, например, при нападении врагов ядом из аконита отравляли питьевую воду в колодцах. Плутарх пишет, что отравленные аконитом воины Марка Антония теряли память, их рвало желчью. По преданию именно от аконита умер знаменитый хан Тимур; заговорщики пропитали ядовитым соком этого растения его тюбетейку.

♦ Позднее аконит начали применять в медицине. О целебных свойствах аконита писал В. Даль, прославившийся как составитель знаменитого «Толкового словаря» . В письме к Одоевскому «О гомеопатии» он писал о применении им аконита для лечения воспаления легких.

♦ Знаменитый русский писатель П. И. Мельников-Печерский в романе «В лесах» отозвался об этом ядовитом растении как о средстве от сорока болезней. Поскольку аконит даже в незначительных дозах чрезвычайно ядовит, в современной медицине настойки на её основе применяются только наружно. Они являются эффективными обезболивающими средствами при радикулитах, невралгии, подагре и ревматизме.

♦ В народе говорят, что аконит прогоняет нечистую силу.

♦ Употребляется он для свадебных наговоров (от порчи): до приезда новобрачных борец кладут в доме жениха под порог, и невеста должна его перескочить – тогда все наговоры обрушиваются на пожелавших ей вреда.

Легенда об аконите

[Tags|травы и зелья, хозяюшке на заметку]
[кудыть меня занесло?|в поля]
[Чёрный Кот мурлычет|“..у меня в садочке лютики-цветочки..”]

А конит — виды рода Aconitum. Сем. Лютиковые — Ranunculaceae
У этого удивительного растения множество названий и прозвищ – Борец-корень, волчий корень, волкобой, иссыккульский корень, царь-зелье, царь-трава, черный-корень, черное зелье, козья смерть, железный шлем, шлемник, каска, капюшон, лошадка, туфелька, лютик голубой, синеглазка, прострел-трава, прикрыш-трава.
Однако, есть еще одно – Королева ядов.

Этимология и легенды

Об аконите и его свойствах существует много легенд.
Название аконита происходит от латинизации греческого-“akoniton” –название мифического растения, применявшегося для отравления волков и других хищников. Вполне возможно, что он и имелся в виду. Название «аконит» дано еще Диоскоридом и произошло оно от древнегреческого города Аконе, окрестности которого считались родиной одного из видов этого рода и возле которого Геракл, по преданию, совершил свой одиннацатый подвиг.
А было это так:

По приказу царя Микен Еврисфея, на службе у которого по воле богов находился могучий Геракл, он должен был спуститься в мрачное, полное ужасов царство Аида — бога подземного царства — и привести адского стража, пса Цербера. Три головы были у Цербера, на шее извивались змеи, хвост заканчивался головою дракона. Долго шел, много ужасов видел Геракл на своем пути в подземное царство, но проводником ему был быстроногий Гермес и, наконец. Геракл предстал перед троном Аида. Бог подземного царства приветливо встретил великого героя, выслушал его просьбу, но поставил условие: Геракл должен был одними руками, без оружия укротить Цербера. Долго искал Геракл Цербера по подземному царству, наконец, нашел, обхватил его шею своими могучими руками. Грозно завыл пес, силился вырваться, но все крепче сжимались могучие объятия и, наконец, полузадушенное чудовище упало к ногам героя. Геракл повел его к выходу из подземного царства. Испугался пес дневного света, покрылся потом. Клочья пены падали на землю, а из этой пены выросла трава (!), которую назвали аконитом. Геракл привел Цербеpa к стенам Микен. Испугался Еврисфей, увидев чудовище, умолял увести пса обратно в подземное царство. Выполнил его просьбу Геракл, вернул пса Аиду. В одной из своих поэм Овидий рассказывал, что Медея хотела отравить Тесея соком аконита.

Названием “борец” растение обязано скандинавской мифологии: борец вырос на месте гибели бога Тора, победившего ядовитого змея и погибшего от его укусов. Германцы называли аконит шлемом бога Тора и волчьим корнем (Тор, как говорилось в мифе, боролся с волком с помощью аконита). Отсюда, как считают, произошло и наше русское название аконита – борец, волкобойник. Другое название – “царь-трава” – было дано этому растению за его сильную ядовитость. Яд считался настолько страшным, что одно обладание аконитом в некоторых странах каралось смертью.

Другое русское название «прикрыш-трава» связано со следующим поверьем. Растение собирали осенью в определенный день и употребляли против свадебных наговоров. Делалось так: Когда невесту вели в дом жениха, знахарь забегал вперед и клал траву-прикрыш под порог. Невеста, входя в дом, должна была перепрыгнуть через порог, не наступая на траву. Если она вдруг нечаянно наступала на траву, то молодая семья не была защищена от наговоров недобрых людей.

Ядовитость аконита послужила причиной того, что в мифах он стал непременным атрибутом богини Гекаты. Геката властвует над всеми привидениями и чудовищами. У нее три тела и три головы, Она посылает ужасы и кошмарные сны на людей, помогает отравителям, ее призывают как помощницу в колдовстве. Блуждает Геката в мрачном подземном царстве Аида в сопровождении своих ужасных спутников. Как люди, так и боги боятся прогневить ее.

Ядовитые свойства аконита были известны уже в глубокой древности: греки и китайцы делали из него яд для стрел, в Непале им отравляли приманку для крупных хищников и питьевую воду при нападении врага. Все растение – от корней до пыльцы – чрезвычайно ядовито, ядовит даже запах. Плутарх рассказывает об отравлении этим растением воинов Марка Антония. Воины, в пищу которых попал аконит, теряли память и были заняты тем, что переворачивали каждый камень на своем пути, будто бы искали что-то очень важное, пока их не начинало рвать желчью.

По преданию, именно от аконита умер знаменитый хан Тимур – ядовитым соком была пропитана его тюбетейка.

В Древнем Риме из-за ярко окрашенных цветков он пользовался успехом как декоративное растение и широко культивировался в садах. Однако римский император Траянус в 117 г. запретил выращивать аконит, так как были частыми случаи подозрительных смертей от отравлений. В средние века аконит использовали для отравления преступников, осужденных на смертную казнь.

Все растение ядовито. Ядовит даже мед, содержащий пыльцу растения. Неслучайно у Авиценны разные виды его носят названия “барсодушитель”, «волкодушитель». В фармакогнозии Бируни «это трава, которая убивает собак, барсов, свиней, волков, если положить ее в пищу. Некоторые полагают, что если его приблизить к скорпиону, то он ослабляет его».

«Мать-королева ядов» — так называли аконит в древности. Древние галлы и германцы натирали экстрактом этого растения наконечники стрел и копий, предназначенных для охоты на волков, пантер и других хищников. В Непале им отравляли питьевую воду для защиты от нападения врагов; мясо коз и овец, отравленных аконитом, использовали для приманки крупных хищников.
Обращаться с ним нужно с большой осторожностью, так как яд при соприкосновении с растением может проникнуть даже через кожу.
Наиболее ядовитой частью растения являются клубнекорни, особенно осенью, после увядания ботвы. А.П. Чехов описал случаи отравления людей на Сахалине, употребивших в пищу печень свиней, отравившихся клубнекорнями аконита. Человек погибает от 0,003—0,004 г аконита.

Первые попытки европейской медицины использовать аконит как лекарственное растение относятся к XVIII в., причем использовали как клубни, так и листья и цветки. Он был одним из первых растений, исследованных на содержание алкалоидов. Алкалоиды его вызывают судороги и паралич дыхательного центра.

В настоящее время корневища используют наружно при невралгии, мигрени, ревматизме как болеутоляющее. В гомеопатии его применяют от головной боли. Из аконита белоустого получают антиаритмический препарат аллапелин.

Род аконит включает около 300 видов травянистых многолетников. Большинство из них ядовито. В качестве лекарственного официально используется аконит джунгарский:

Aconitum soongoricum Stapf. – это крупное растение до 2 м высотой. Корневище горизонтальное, состоящее из клубней: молодого и одного или нескольких старых, соединенных в виде цепочки. Листья многократно, глубокопальчато-рассеченные, крупные. Цветки крупные, собраны в верхушечные, декоративные кисти. Околоцветник сине-фиолетовый. Венчик видоизменен в синие нектарники со шпорцем, чашечка неправильная, верхний листочек имеет вид шлема с носиком. Цветет с июня до августа. Плод сборный, трехлистовка, с большим количеством черных семян. Встречается в горных районах Средней Азии. В корневищаx аконита найдены алкалоиды аконитин, мезаконитин и др. Используется для борьбы с грызунами.

Надземная часть особенно ядовита перед цветением и во время цветения. На степень ядовитости различных аконитов влияет как вид растения, так и место распространения, условия произрастания, фаза вегетации и заготавливаемая часть растения. Наиболее ядовиты аконит Фишера (содержание алкалоидов группы аконитина в клубнях доходит до 4%) и аконит джунгарский (до 3% алкалоидов). Европейские виды аконита менее ядовиты. По данным некоторых исследователей, при культивировании европейских видов аконита в качестве декоративного растения через 3-4 поколения они вообще теряют ядовитые свойства. Но в связи с невозможностью определить в домашних условиях количественное содержание алкалоидов в данном растении и, соответственно, оценить степень его ядовитости, к любому используемому акониту надо относиться как к сильно ядовитому и точно соблюдать все правила заготовки, сушки, хранения, приготовления лекарственных форм и дозировки при применении. Не исключена возможность отравления медом, собранным пчелами с цветков аконита. Отравления происходят чаще всего в тех случаях, когда настойку выпивают по ошибке или при попытке к самоубийству. Тяжелейшие отравления, в том числе со смертельным исходом, возможны и при самолечении. Отравление аконитом развивается быстро, и при тяжелых отравлениях быстро наступает смерть либо от поражения дыхательного центра, или же сразу от паралича сердечной мышцы.

Токсичность растения вызвана содержанием в нем алкалоидов (в первую очередь, аконитина), воздействующих на центральную нервную систему и вызывающих судороги и паралич дыхательного центра.
Ядовитость аконита зависит от географического положения (почва, климат), от возраста растения – в южных широтах он максимально ядовит, а в Норвегии, например, им кормят животных.

Яд аконита относится к наиболее токсичным алкалоидам.
Алкалоид аконита – аконитин – наиболее ядовитый из всех существующих алкалоидов Смертельная доза – около 1гр растения, 5 мл настойки, 2мг алкалоида аконита. Выраженный никотиновый эффект: 150mg никотина приводят к смерти в течении нескольких секунд.

В начале нашего столетия голландский врач Мейер принял 50 капель азотнокислого аконитина для того, чтобы убедить жену одного из своих пациентов в том, что лекарство неядовито. Спустя полтора часа у него появились первые симптомы отравления. Через четыре часа к доктору Мейеру был вызван врач, который застал его сидящим на диване, очень бледным, с суженными зрачками и частым пульсом. Мейер жаловался на чувство стеснения в груди, затрудненность глотания, боли во рту и животе, головную боль и ощущение леденящего холода. Все принятые меры не достигли цели. Усилилось ощущение беспокойства, зрачки расширились, через минут сорок наступили приступы удушья и после третьего приступа (через 5 часов после приема лекарства) доктор Мейер умер.

Признаки отравления:
Симптомы: Отравление аконитом дает о себе знать уже через несколько минут ощущением покалывания во рту, глотке, жжением, обильным слюнотечением, болью в животе, рвотой, поносом. чувством покалывания и онемения в различных участках тела: губ, языка, кожи. Жжение и боль в груди.Отравленный ощущает зуд и покалывание во всех членах, жжение и боли во рту и внутренностях, все тело его охватывает холод, голова кружится, темнеет в глазах, а изо рта обильно идет слюна; лицо его бледнеет, зрачки расширяются, отравленного бьет дрожь и силы покидают его. Может возникнуть состояние оглушенности, нарушается зрение. При тяжелом отравлении смерть может наступить в течение 3-4 часов: Полная потеря ориентации, резкое двигательное и психическое возбуждение, иногда судороги. Резкое повышение температуры тела, одышка, пульс неправильный, частота его сокращений (урежается, а затем учащается пульс), нарушается ритм, возникает опасность остановки сердца. Возможен смертельный исход. Смерть от паралича сердца и дыхания.

(!)Специфических антидотов противоядий аконитина нет.

Помощь оказывается симптоматическими средствами. Лечение начинается с промывания желудка через зонд с последующим введением солевого слабительного, активированный уголь внутрь, форсированный диурез, гемосорбция. Внутривенно 20-50 мл 1%-ного раствора новокаина, 500 мл 5%-ного раствора глюкозы. Внутримышечно 10 мл 25%-ного раствора магния сульфата. При судорогах – диазепам (седуксен) 5-10 мг внутривенно. При расстройствах сердечного ритма – внутривенно очень медленно 10 мл 10%-ного раствора новока-инамида (при нормальном артериальном давлении крови) или 1-2 мл 0,06%-ного раствора коргликона. При брадикардии – 1 мл 0,1%-ного раствора атропина подкожно. Внутримышечно кокарбоксилаза, АТФ, витамины С, В1, B6.
Неотложная доврачебная помощь заключается в следующем:
– Выпить 0,5-1 литр воды и вызвать рвоту, засунув пальцы в рот и раздражая корень языка. Так проделать несколько раз до полного очищения желудка от остатков пищи, т.е. до чистой воды. Если больной не сможет сам это проделать, оказать ему помощь.
– Выпить солевое слабительное – 30 г сульфата магнезии на полстакана воды.
– При отсутствии слабительного сделать больному клизму с 1 стаканом теплой воды, в которую желательно добавить для усиления действия 1 ч. л. Мыльной стружки из хозяйственного или детского мыла.
– Размельчить таблетки активированного угля (из расчета 20-30 г на прием), раз мешать в воде и выпить.
– Выпить 1 таблетку мочегонного средства, имеющуюся в домашней аптечке (фуросемид или гипотиазид или верошпирон и др.).
– Пить крепкий чай или кофе.
– Согреваться (одеялами, грелками).
– Доставить больного в лечебное учреждение.

В средневековой Европе аконит известен только как яд. В Китае он входит в состав болеутоляющих лекарств. Врачи Тибета и Китая, зная о высокой токсичности растения, подвергают его перед употреблением длительной и сложной обработке: клубни растения на 7 суток заливают пресной водой, затем опускают на 40 мин «кипящую воду, причем воды берут удвоенное количество по отношению к сырью, и добавляют 6% воды, в которой клубни отмачивались Затем клубни еще раз опускают в пресную воду на 24 ч, после чего очищают от пробки, режут на дольки и снова вымачивают в течение 5 суток, причем на четвертые сутки воду меняют. После отмочки ломтики клубней варят на пару в течение 12 ч, а потом сушат в огневых сушилках. Для изготовления отвара клубни еще кипятят в течение 2 ч и только после этого включают в лекарство другие компоненты.

***
(!)В магии много применений этого растения, и целебных и магических. Из аконита готовят болеутоляющие составы, лечебные для дыхательных путей, антиревматические , снотворные, кроме того настойка и сушеные клубни аконита входят в состав многих магических зелий-настоев, мазей, кремов, одна из самых известных из которых–“мазь для полетов”. =)

Использованы материалы:
(с) Кузнецова М.А., Резникова А.С. Сказания о лекарственных растениях. М.: Высш. школа, 1992. 272 с.
(с) http://travolog.narod.ru/

Отсебятинка: Любимый и один из самых действенных заговоров от всех бед, скорбей и напастей, используемых Ижицой (почерпнуто в незапапятные времена из Велесовой книги)


Волчий корень, будь мне покорен!
Волчье лыко – моя улыбка!
Мати Волчица – будь мне заступницей!

Ссылка на основную публикацию